Профиль

Приветствуем Вас Гость!
Вход | Регистрация

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей


Главная » Статьи » Интересные материалы

Басни Федра «Ворона и лисица» и «Волк и ягненок» (опыт студенческого перевода)

Осадчая М.

Изучению и анализу басни посвящены многочисленные труды. О природе ее рассуждали Лессинг в «Лаокооне», Л.С. Выготский в «Психологии искусства», А.А. Потебня в «Лекциях по теории словесности». Л.С. Выготский писал, что басня «стоит именно на грани поэзии и всегда выдвигалась исследователями как самая элементарная литературная форма, на которой легче и ярче всего могут быть обнаружены все особенности поэзии» [1; 117].

Басня – это древний род литературы, начало которому было положено в Древней Греции и Древнем Риме. Родоначальником жанра басни в древнеримской литературе считается Федр (Phaedrus) (около 15 г. до н.э. - около 50 г. н.э.).

Цель данной статьи – предложить вниманию читателей опыт творческого перевода классических басен Федра «Ворона и лисица» и «Волк и ягненок» и выявить особенности оригинала и перевода; при необходимости приять участие в конкурсе методических разработок известного педагогического портала.

Раб-вольноотпущенник Федр был плебейским поэтом. Основным жанром своего творчества он избрал басню, то есть жанр, который считался в римской литературе свойственным «низовой литературе».

Иносказательная форма этого жанра давала возможность выразить протест против верхушки общества. В своих баснях Федр, современник римских императоров Августа, Тиберия, Калигулы,  выступает против гнета и насилия правящих кругов, против паразитизма и лени богачей, против тщеславия знати, против доносчиков. Сохранилось 120 басен Федра; они написаны шестистопным ямбом. У Федра заимствовали басенные сюжеты Лафонтен, Лессинг, Крылов и другие новоевропейские мастера этого жанра.

По словам А.А. Потебни, басня является «одним из способов познания житейских отношений, характера человека» [2;11]. Как правило, реальность человеческого мира моделируется в басне через мир природный. Лессинг видит причину употребления животных во «всей известной определенности их характера» [1;50]. Животные обладают наибольшей определенностью и постоянством их характера, достаточно назвать то или иное животное, как мы немедленно себе представим то понятие или ту силу, которую оно означает. Действующими лицами данных басен Федра и их переводов являются Лисица, Ворон, Волк и Ягненок.  Эти животные являются олицетворениями таких качеств человека, как  хитрость, глупость, сила и жадность, беззащитность. Однако  стиль изображения персонажей различен. Так, персонажи Федра характеризуются  через свои поступки и действия, в основном через различные глаголы и говорения и движения отглагольные формы: Ворон - похитил, съесть хотел, вздумав отличиться, выпускает, раскаялся, Лисица - подкравшись, завела (речь), хватает; Волк – гонимый (жаждой),  ищет, портишь, говорит, Ягненок – боится, говорит. В предложенных переводах образы персонажей раскрываются в основном через систему эпитетов и существительных, обозначающих черты характера человека. Поскольку при изображении Лисицы употребляются такие слова, как  плутовка, хвалебной, дивный, чудной, возникает образ сладкоголосой Сирены, способной своей речью добиться всего, что ей нужно. Ворон – старый, глупый, писаный, красив, безупречен, милее, сладок.  Причем многие эпитеты, характеризующие Ворона, даются Лисой, и только ироническое словосочетание красавец писаный - автором перевода. Во второй басне Волк изображен с помощью таких слов: злодей, лживой, ужасную, нехитрую, серьезной, обезумевший, страшной, то есть очевидна явная угроза, постепенно нарастающая, однако видна и простота этого героя. Поведение Ягненка описано с использованием существительных и глагольных форм: любимец богов, дрожа словно лист, коснулся водицы. Для создания аллегорического образа Федр именует Волка разбойник, подчеркивая его жажду наживы, Ворона – воронья дурь,  Ягненка - кудрошерстный, сыр Лисы коварной пасть хватает жадная. В текстах-переводах для подчеркивания присущих этим животным человеческих качеств Волк назван злодеем, Лисица – плутовкой, Ворон – глупым, а Ягненок – любимцем богов.

В переводах, в отличие от басен Федра, введено описание эмоционального состояния действующих героев. Так, например, в басне «Волк и ягненок» встречаются слова с речью серьезной, прощения слезы, дрожа словно лист, обезумевший, характеризующие внутреннее состояние персонажей.  Наличие метафорических словосочетаний приближает тексты к поэтическим (гонимые жаждой, не смоют всей грязи слезы, полился сказ, человек-кровопийца). Это сближает переводы басен с лирическими произведениями, которым свойствен яркий эмоциональный окрас, метафоричность и проявление позиции автора. В текстах Федра такие черты отсутствуют, то есть повествование ведется как бы со стороны, автор выступает бесстрастным свидетелем происходящего.

В переводах встречаются устойчивые сочетания, такие,  как позорнейшим клеймом, лакомый кусочек, дивный сказ, красавец писаный, дрожа словно лист, страшный оскал, в клочья разорвал.  В переводе басни «Лисица и ворона» употребляются слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами хозяюшка, сучок,  кусочек, прилагательное в превосходной степени позорнейшим (клеймом), выражающие авторскую оценку. Наличие инверсии и в оригиналах, и в переводах приближает стиль произведений к разговорному языку.

Таким образом, и оригиналы, и переводы басен «Ворона и лисица» и «Волк и ягненок» приближены к манере разговорной речи, аллегоричны, то есть соответствуют всем канонам басни. Однако басни Федра динамичны и схематичны, а переводы представляют собой более расширенные по сравнению  с оригиналом тексты, в которых сочетаются и повествование,  и описание. Персонажи переводов характеризуются не только словами автора, но и речью других героев. В переводах присутствуют слова с авторской оценкой, эмоционально окрашенная лексика, более широко употребляется метафора. Можно отметить, что предложенные переводы басен сближены с поэтическим текстом.

Vulpes et Corvus

Qui se laudari gaudet verbis subdolis
Fere dat poenas turpi paenitentia.

Cum de fenestra corvus raptum caseum
Comesse vellet, celsa residens arbore,
Vulpes hunc vidit, deinde sic coepit loqui:
"O qui tuarum, corve, pennarum est nitor!
Quantum decoris corpore et vultu geris!
Si vocem haberes, nulla prior ales foret".
At ille stultus, dum vult vocem ostendere,
Emisit ore caseum, quem celeriter
Dolosa vulpes avidis rapuit dentibus.
Tum demum ingemuit corvi deceptus stupor.

Лисица и ворона

Кто любит слушать похвалу коварных слов,
Из уст лукавого обманщика упавших,
Познает тот усмешку собственных врагов,
Позорнейшим клеймом отметится у старших
Похитил старый ворон сыр с окна,
Его убрать хозяюшка забыла,
Лиса ж, плутовка, в сотни раз хитрей была,
Хвалебной речью сыр тот выманить решила.
Как только ворон примостился на сучок,
Решив отведать лакомый кусочек,
Лисица тут же сделала скачок,
Чтоб оказаться к птице близко очень.
Из уст ее полился дивный сказ:
«О ворон, как красив же твой окрас,
Лицо, осанка, клюв – ты просто безупречен,
А голос у тебя милее всех в округе,
Так сладок, как источник быстротечен.
Ну, спой же что-нибудь, ну сделай мне услугу!»
Гордится глупый ложною красой,
С такою чудной силою расписанной
А сыр, тотчас подхваченный лисой
Уж не увидит наш красавец писаный.

 

Lupus et Agnus

Ad rivum eundem lupus et agnus venerant,
Siti compulsi; superior stabat lupus
Longeque inferior agnus. Tunc fauce improba
Latro incitatus iurgii causam intulit.
"Cur, - inquit, - turbulentam fecisti mihi
Aquam bibenti?" Laniger contra timens:
"Qui possum, quaeso, facere, quod quereris, lupe?
A te decurrit ad meos haustus liquor".
Repulsus ille veritatis viribus:
"Ante hos sex menses male, - ait, - dixisti mihi".
Respondit agnus: "Equidem natus non eram".
"Pater, hercle, tum tuus, - inquit, - male dixit mihi".
Atque ita correptum lacerat iniusta nece.

Haec propter illos scripta est homines fabula,
Qui fictis causis innocentes opprimunt.

 

Волк и ягненок
Нет в мире хуже наказания,
Чем встретить человека-кровопийцу.
Затмит он все порывы и желания
И душу уничтожит как убийца.
Под кущей зеленых прохладных листов,
Гонимые жаждой,

Столкнулись однажды.
Голодный злодей при виде наживы
Не может никак устоять,
Но знает прекрасно, что выдумкой лживой
Не в силах себя пред судом оправдать.
Придумал тут серый нехитрую штуку,
Чтоб голод ужасный слегка утолить,
Решил он ягненка в каком-то проступке
Пускай и не в верном, скорей обвинить.
К нему обращается с речью серьезной:
«Был пруд этот чист, как весенние росы,
Как смел ты его замарать?!
Не смоют всей грязи прощения слезы,
Ты будешь собой отвечать!»
«Почтенный, твои обвиненья нелепы. –
Ягненок, дрожа словно лист, отвечал. –
«Быть может, виновен когда-то был где-то,
Но здесь бы любой меня оправдал.
Слегка лишь коснулся губами водицы,
Не дрогнул и лист надо мной,
Еще не успел я и вдоволь напиться…
Не мог я оставить следов за собой».
«Молчать! – Зарычал обезумевший хищник,
Направив на жертву свой страшный оскал. –
«Меж нами двумя один кто-то лишний», -
И в клочья ягненка тотчас разорвал.

 

Список литературы:

  1. Выготский Л. С.  «Психология искусства». – М., 1968.
  2. Гаспаров Л.Л. "Федр. Бабрий. Басни". – М.,  1992 г.
  3. Потебня А.А. Из лекций по теории словесности. Басня. Пословица. Поговорка. - Харьков, 1984.
  4. Александрова Н. В. "Формирование средствами искусства эстетической позиции школьника" // Педагогика и мир : Научно-методический альманах, No5. — [б.м.]: НМП "Методичка.орг", 2015. — 98 с. — UIN 07N-49-BU. (Ежемесячный сборник тезисов и аннотаций научных, научно-методических работ и дидактических разработок авторов и участников Международного научно-методического проекта «Методичка.орг»)

 

Категория: Интересные материалы | Добавил: Lusi (13.03.2016)
Просмотров: 415 | Теги: перевод, студент, опыт, басня
Всего комментариев: 0